Книга на полках:
Прочитать
1 пользователь
Happy Luna
6 книг на полке

Беглые планеты

0 голосов
Скачана 89 раз
- Дальний Мир? - как-то странно улыбнулся Бартан. - О нет - я имею в виду совсем другую планету. Четвертую планету системы. Наступила тишина. Кассилл молча изучал лицо друга, словно надеялся прочесть на нем решение загадки. - Надеюсь, это не шутка? Ты хочешь сказать, что открыл новую планету? - Лично я ее не открывал, - хмуро покачал головой Бартан. - Ее даже мои помощники не заметили. Одна женщина - переписчица из архива на Хлебной набережной - сказала мне о ней. ... - Ты рассмотрел ее повнимательнее в телескоп? - нахмурился Кассилл. - Да. Даже в обыкновенном навигационном телескопе ее диск выглядит весьма внушительно. Самая настоящая планета. - Но... - Кассилл был ошеломлен. - Почему же ее не замечали раньше? Бартан еще раз продемонстрировал странную улыбку: - Единственный разумный ответ, который я могу дать, заключается в том, что раньше ее просто не было.

Скачать книгу могут только зарегистрированные пользователи,
зарегистрируйтесть или авторизуйтесь.

Отзывы читателей
4 апреля 2004

Весьма интересное чтиво. Начало книги довольно нудное, но с появлением пришельцев сюжет начал оживать, и концовка книги весьма неожиданна. В общем, кому понравились предыдущие две книги, понравится и эта.

16 октября 2004

В чем-то очень даже интересно, хотя с другой стороны довольно нудное!!!

11 апреля 2005

Очень странная книга. Меня грыз червячок сомнения, пока я не посмотрел на дату написания. Она многое объяснила - 86 год. Червячок сомнения тихо спилил, сменившись шаи-хулудом мощной ностальгии. Это книга времен пика, золотого века твердой фантастики - того стиля, который собственно и привлек большинство современных читателей в этот жанр. Чем характерен хард фикшн - так это незамысловатостью изложения. Родившись некогда как жанр для подростков, хард во многом сохранил многие жанровые признаки - линейность сюжета, табу на секс, максимализм в характерах, махровый романтизм. А еще - некое свойство, которое за неимением лучшего термина я бы назвал интровертность изложения . То есть все идеи, допущения и предыстория, которые и делают данную книгу фантастикой должны быть в книге изложены. Это, так сказать, взгляд на чужеродный мир со стороны. А возможно, авторы просто предполагали что обучают читателя. На какие только ухищрения не шли эти авторы, чтобы поддержать эту интровертность. Чаще всего в сюжет вводились туповатые репортеры или неграмотная солдатня, обращавшаяся к ученым с просьбой объяснить попроще , и ученые были вынуждены разжевывать на понятном языке (подразумевается, на понятном читателю), как же собственно их звездолет летает быстрее света. Еще одной уловкой стало выдумывание эпиграфов из книг под названием галактические хроники или история вселенной, том 65432 , пафосные предисловия и интерлюдии и так далее. Медленным и болезненным катарсисом к авторам новой волны пришло понимание, что настоящая фантастика должна выглядеть как взгляд не со стороны, но изнутри. То есть, грубо говоря, это должна быть не _фантастическая_ или футурологическая книга, написанная в 80м году на тему как мы видим год 2001 , а стилизация под _нефантастическую_ книгу, написанную в 2001 году для современников и случайно попавшую в год 80й. Ведь мы, читая современный детектив, не ждем от автора описания что такое автомобиль и почему самолеты летают, а крыльями не машут. Подразумевается что мы это или уже знаем, или нам не интересно. Или, что скорее всего, мы думаем что знаем. То есть обычные, обывательский взгляд на окружающий мир - вон полетел самолет, а там - флаер. Один герой машет чем-то под распространенным названием тэтэшник , другой - в чем-то столь же непонятным бластером . Одни оболваниваются плеером, другие киберинтерфейсом. Это как бы просто антураж, привычный и знакомый . То есть на первый план вышел не столько тот факт, что речь идет о будущем, сколько традиционные литературные ценности. То есть, теперь, чтобы книга была сочтена хорошей, уже недостаточно одного того факта, что там фигурируют звездолеты и глазастые пришельцы. А раньше этого хватало. Так вот, трилогия Астронавты в лохмотьях - Деревянные космолеты - Беглые миры - она в старой традиции. Никакая это не книжка о чем-то непонятном в фантастическом антураже, а простая и честная, незамысловатая космическая опера. У автора была идея - о существовании двух планет с примерно равной массой, вращающихся вокруг общего центра тяжести. Вот эту идею он и обыграл. Расстояние меж мирами столь невелико, что эта двойная система имеет общую атмосферу. Что дает ее обитателям возможность совершать межпланетные перелеты на воздушных шарах. На самом деле мне бы не хотелось, чтобы из всего вышесказанного возникало впечатление, что книга поверхностна или некачественна. Наоборот. Судя по комментариям переводчика, он не счел зазорным проверить все выкладки и первый том пестрит сносками видимо герой ошибся с определением расстояния, ибо описываемые эффекты должны были наблюдаться еще на 40й минуте полета, а уж на 60й... . В общем, все честно, никаких наигранных спекуляций. В центре сюжета - история цивилизации системы. Находясь на планете-родине, цивилизация полностью зависела от природных ресурсов одного типа - деревьев, дающих мало того что чрезвычайно крепкую и огнестойкую древесину, но и какие-то органические химикаты, заменяющие местным порох, а в последствии и реактивную массу. Массовые вырубки этих деревьев вызвали экологическую катастрофу невероятной (учитывая технологический уровень) мощности, вынуждая элиту общества бежать на флоте аэростатов на планету-сестру, бросив своих подданных погибать (что они послушно и выполнили). В новых условиях они бурно развивают металлургию, и осваивают точку Лагранжа (воздушный мост между мирами), где автор весьма изобретательно показывает, какие остроумные решения может применить примитивная культура, дабы адекватно оперировать в невесомости не имея даже металлических инструментов. Уцелевшие остатки цивилизации постоянно сталкиваются с разными угрозами. Поначалу угрозы вполне реальны - феодальное-самурайское классовое общество трещит по швам, вступая в индустриально-демократическую эру, техническая революция вызывает культурную нестабильность, а тут еще и нашествие выживших мутантов с родного мира вынуждает напрячь трещащий по швам госбюджет и основать в точке Лагранжа постоянную военную базу - с деревянными истребителями, с которых лучники горящими стрелами отгоняют атакующие аэростаты, десантированием с парашютами (что тоже непросто, учитывая что падение на планету из зоны невесомости занимает несколько часов, если не дней - вполне можно проспать момент когда надо дернуть кольцо, сдохнуть от голода или скуки). Но ко второму тому снежный ком неприятностей становится уже несколько надуманным. Сперва - мистические ментальные паразиты, наводящие ужас на фермеров, потом инопланетяне с третьей планеты их Солнечной системы, помогающие совершить перелет в вакууме на том самом деревянном космолете (не так и сложно для межпланетной экспедиции стартовать из точки Лагранжа), и какие-то сверхразумные недружественные пришельцы, а под конец - появившаяся в системе четвертая планета, технократическая цивилизация которой убегают от какого-то галактического взрыва и ради своего спасения готовая уничтожить все живое на двойных планетах - и наконец перемещение одной из планет-сестер в иную реальность - которой совершенно случайно оказалась наша собственная Солнечная система. В общем, чувство меры оказалось несколько утрачено - хотя конечно понятно что автор хотел выдержать накал героических подвигов главных героев. Понятно, что победив одних сверхразвитых инопланетян, автор никак не мог послать героев пропалывать грядки или изобретать металлургию - вот и пришлось вытащить из рукава еще более развитых пришельцев. Хотя очевидно, что под конец автор и сам слегка устал от перспективы бесконечной эскалации межвидового насилия и потому одним махом разрушил свой двойной мир. Конечно, те же самые законы жанра, о которых мы говорили раньше, требовали внести этот нелепый завершающий штришок - перенос планеты в нашу Солнечную систему. Ну и ладно. Это же такой жанр, и следование канонам (как бы избиты они не были) - не позор, а достоинство. В общем, эта трилогия - небезынтересный представитель жанра героической космической оперы. Вот и рассказы в конце второго тома - в традиции Шекли, Гаррисона и Нивена. Классический хард фикшн.