Книга на полках:
Прочитать
1 пользователь
greensky
2 книги на полке

Адские машины желания доктора Хоффмана

0 голосов
Скачана 100 раз
Роман выдающийся английской писательницы Анджелы Картер (1940 - 1992), заставляет читателя пройти вслед за героем через фантасмагорическую череду материализованных злым тевтонским гением доктора Хоффмана желаний - чаще подспудных, темных и опасных - и достигает развязки: убийства на почве любви.

Скачать книгу могут только зарегистрированные пользователи,
зарегистрируйтесть или авторизуйтесь.

Отзывы читателей
22 декабря 2004

Рецензия Александра Траскина ( http://www.gothic.ru/literature/reviews/karter.htm ) Вопрос соотношения реальности и нереальности, если хотите параллельных миров, всегда притягивал писателей. Но мне кажется, что ни один роман не описывает всей картины так полно, как это делает произведение Анджелы Картер. Что есть этот мир? Что есть время? Вот некоторые из вопросов, затронутых в повествовании. Доктор Хоффман сопоставил в своих исследованиях физику и сексуальность. И вот в результате на город выплеснулся бесчисленный легион фантомов и призраков, эротических видений и ночных кошмаров. Началась самая настоящая война за реальность мыслей и помыслов. Сюрреализм происходящих событий заставил Министра Определенности послать секретного агента Дезидерио, чтобы уничтожить доктора. И закрутился вихрь фантасмагорический приключений. Погоня за призрачной возлюбленной, пропитанная сексуальной подоплекой. Ложное обвинение в убийстве и побег от полиции. Путешествие по реке и знакомство с адептами доктора. В один прекрасный миг крушение контролируемой наводки фантомов. И вот уже ирреальность неуправляема и самодостаточна. Как самодостаточен и четко выверен сам стиль повествования. Критики всегда ругали Картер за отточенность каждой фразы, но именно это создает неподражаемый почерк и стиль автора. Роман ни в коей мере не теряет от этого, а только приобретает. На каждой странице вы найдете строки, которые захочется перечитать заново. Они кажутся лежащими ближе к плоскости поэзии, чем прозы. Безудержная же фантазия автора рождает в вашем зрительном воображении немыслимые и удивительные картины. Насыщенные образы расползаются по вашему рассудку, погружая вас в текст, и оторваться уже невозможно. Виньетки слов притягивают и завораживают, заставляют перелистывать страницы дальше, пока не доберетесь до самого финала. А затем вновь хочется начать сначала. И только цитаты позволяют понять, о чем идет речь. Разрушив время, доктор Хоффман пустился в игры с предметами, посредством которых время выверяют. Фокусы со всякого рода часами были любимым приемом доктора, потому что с их помощью он накрепко втемяшил нам, что никакой общей структуры времени у нас уже не осталось . На этой-то стадии д-р Дроссельмайер и сошел с ума. Произошло это внезапно и в духе самой дешевой мелодрамы. Он взорвал лабораторию вместе с записями результатов исследований, четырьмя ассистентами и самим собой... Полагаю, Дроссельмайер, не рассчитав, подвергся воздействию чрезмерных доз реальности, которые и разрушили его рассудок . И тогда, в качестве основного блюда , они принимались жонглировать своими собственными глазами. Отчлененные головы, руки, ноги и пупки жонглировали восемнадцатью немигающими глазами в бахромке ресниц . Эти кентавры-коленопоклонники верили, что Бог является им в помете, испражняемом их лошадиной частью, и в качестве объекта поклонения это было ничуть не менее логично, чем ломоть хлеба или бокал вина, при всем при том им с запасом хватало здравого смысла, чтобы не опуститься до копрофилии . Этот роман является лучшим образцом сюрреалистической прозы, автор же предстает своеобразным литературным Сальвадором Дали. В высшей степени ирреальная, сексуальная и увлекательная литература, которую нельзя не читать.

22 декабря 2004

Рецензия Ильи Алексеева Встань у реки ( http://vesti.lenta.ru/knigi/2000/08/21/karter/ ) Движущая дихотомия книги - цивилизация/воображение . Автор безоговорочно выбирает второе. Разрушив время, доктор Хоффман пустился в игры с предметами, посредством которых время выверяют. Частенько, глядя на свои наручные часы, я обнаруживал, что вместо стрелок на них пробивается молодая поросль плюща или жимолости, которая, пока я на нее глядел, бесстыдно корчась, расползалась по всему циферблату, полностью скрывая его от моих глаз. Фокусы со всякого рода часами были любимым приемом доктора, потому что с их помощью он накрепко втемяшил нам, что никакой общей структуры времени у нас уже не осталось . Можно, конечно, сказать, что такого рода фразы описывают дефицит исторического аспекта, который переживает человечество. А может быть, они сами в себе и содержат исторический аспект, ибо считается, что человек двадцатого века ориентировался в основном на факты, а человек двадцать первого века будет гораздо активнее использовать воображение. Таким образом, уход от категориального аппарата, который был обусловлен цивилизацией, в сторону того, который диктует воображение, есть один из сюжетов книги (только цитат из Кастанеды не хватает). В принципе, сие - один из вопросов, над которыми билось поколение Вудстока. В школе, где я учился, один из учеников даже ходил со значком Уничтожим реальность , который прислали ему откуда-то с Запада. Письмо Анджелы Картер - это вневременное письмо, в котором нет сюжета, потому что сюжет связан с социальностью, с некоторым историзмом. Есть только подсознание, желание, дух героев. Упразднены так же финансовый аспект, технологический аспект - все, что связано с цивилизацией. Известно, что сюжет - это всегда некоторое насилие над непосредственным течением жизни. Однако полное исчезновение примет цивилизации - стрелки часов, ставшие ветками плюща - это тоже отказ от репрезентативности, вернее, движение к какому-то новому ее типу. Лучше сказать, что в книге Адские машины желания доктора Хоффмана существует свой сюжет чуть ли не в каждой фразе, а точнее, несколько сюжетов, и все дело в их прихотливой взаимосвязи. Что же до собственно событийной стороны, то книгу можно назвать романом инициации , но это очень условно, потому что инициация героя - только предлог для бесконечных лирических отступлений, которые и составляют суть высказывания. Характеры героев не развиваются, это маски. Их духовно-психологическая пластика прописана очень тщательно и виртуозно, буквально каждую пятую фразу этой книги хочется перечитывать много раз, чтобы насладиться ее филигранностью, выверенностью. Здесь есть что-то, что хочется назвать сверхвидением . Когда на уровне чувств, эмоций, подсознания преодолевается агрессия материального мира и совершается попытка писателя проговаривать в придаточных предложениях планетарные сюжеты. Следует обратить внимание на высокое качество перевода. Это заслуга Виктора Лапицкого, и он же написал превосходное послесловие к книге. Уже в первых романах четко проявились два главных качества ее прозы, во многом определяющие и все творчество Анджелы Картер в целом: дерзкое, сплошь и рядом экстравагантное воображение, коренящееся в сумрачной и жесткой зоне подсознания, и виртуозное писательское мастерство - богатый, часто барочно переизбыточный стиль (на чрезмерную отделанность которого подчас пеняла критика), совершенно не свойственный англоязычной литературе . Об отделанности . Внешний вид сельской местности не изменился. Как и прежде, вокруг столицы до самого горизонта расстилалась засаженная овощами унылая равнина, так, казалось, и не породившая ничего, кроме наибанальнейших корнеплодов и картофеля. Деревни зажмурились, позакрывав свои ставни, чтобы отгородиться от дождя, но во всем остальном выглядели столь же мстительно крестьянскими, как и обычно. Пугала, и те смотрелись как вылитые пугала. Единственным - или первым - пострадавшим оказалась дорога....